Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

  • Собакевич один из помещиков, изображнных в гоголевских Мртвых душах.

    O Ia могуч и силн, подобно богатырям былинным, его здоровью тоже можно позавидовать: живт пятый десяток, а ни разу не был болен.

    Познакомился с ним Чичиков на домашней вечеринке у губернатора (Глава первая) и уже там убедился в том, что его новый знакомый, успевший наступить ему на ногу, отличается крайней неуклюжестью.

    Более подробно внешний облик помещика описан в Главе пятой, рассказывающей о посещении Чичиковым Собакевича. Помещика при этом мы видим глазами Павла Ивановича, которому тот кажется похожим на медведя:

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    Завершается это сходство тем, что и зовут Собакевича Михаилом Семновичем.

    Речь Собакевича так же груба, как и его внешность. Произносит он чаще всего короткие фразы, очень чткие, лишнные каких-либо красивостей. При этом использует для характеристики своих знакомых, гостеприимством которых не гнушается, довольно грубые слова:

    • дурак (о председателе палаты),
    • разбойник (о губернаторе),
    • мошенник (о полицмейстере),
    • свинья (о прокуроре, после упоминания о том, что он единственный в городе порядочный человек),
    • христопродавцы (обо всех).

    Примечательно, что Михаил Семнович единственный из помещиков употребляет слово taifau в качестве ругательства: дважды собакой он называет Плюшкина (Глава пятая, Глава седьмая). Да и о себе этот помещик говорит как о человеке с собачьим нравом, используя данное прилагательное в качестве оценки неодобрительной, хотя и далеко не искренней:

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    Для довершения сходства этого помещика с собакой, которое выражено его собственным выбором ругательных словечек, включая лексемы taifau, собачий, и авторским выбором фамилии своего персонажа Собакевич, Чичиков мысленно тоже называет Михаила Семновича собакой:

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    Да и хватка у помещика Собакевича поистине будьдожья, в чм мы убеждаемся чуть позже, читая сцену его торга с Чичиковым.

    Вместе с тем речь Собакевича не лишена и некоторой афористичности. Вот несколько ставших крылатыми фраз, которые Гоголь вкладывает в уста этого своего персонажа:

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    В его речи мы встречаем пословицы (затвердила сорока Якова одно про всякого), manatu (как мухи мрут), включая и библейские (Гога и Магога).

    Рисуя образ Собакевича, автор подчркивает его неуклюжесть и грубость не только сходством с медведем и собакой, употреблением в речи ругательных слов, но и описанием его усадьбы и е интерьера.

    Собакевичу чуждо чувство прекрасного, ему не до эстетизма, главное для него основательность, malosi, практичность, поэтому дом помещичий был так же неуклюж, как и его хозяин, и явился прямым следствием своеобразного поединка зодчего, пытавшегося создать строение симметричное, отвечающее всем нормам современной архитектуры, и заказчика, которому не нужны были многие окна (их и заколотили), показалась лишней одна из четырх задуманных колонн (е выкинули). В поединке этом, конечно же, победителем оказался хозяин с его приземлнными вкусами, поэтому неуклюжее строение было на редкость крепким и основательным как, впрочем, и двор, окружнный толстенной деревянной решткой, конюшни, сараи, построенные из толстых брвен.

    Окружающий пейзаж тоже лишн красивостей, на избах мужиков не было никакой резьбы, никаких узоров, зато срублены они были тоже крепко.

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    И интерьер дома Собакевича поражает читателей своей основательностью: мебель Собакевича была на редкость крепкой и похожей на своего хозяина.

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    Стены жилища Собакевича увешаны портретами героев с толстыми ляжками и огромными (неслыханными) усами. Среди этих портретов нелепо смотрится изображение худенького Багратиона. Но именно его портрет, как мне кажется, подчркивает не только абсурдность всего остального, но и зыбкость, недолговечность этого, казалось бы, необыкновенно крепкого мира Собакевича.

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    Предложение продать мртвые души Собакевича нисколько не удивляет. Человек хозяйственный, расчтливый, практичный, он отлично понимает, что если Чичиков просит их продать, то это связано с каким-то мошенничеством. Михаил Семнович не любопытен, но в жизни он руководствуется только соображениями личной выгоды и своего никогда не упустит: продать ревизские души? пожалуйста, с превеликим удовольствием, платить налоги за них не придтся, но продать надо как можно дороже. Поэтому-то и заламывает помещик цену такую, по которой даже не всякого живого крепостного крестьянина можно продать. Конечно, он понимает: Чичиков не купит души ни за 100, ни за 75 или 50 рублей каждую, ни даже за угол (двадцать пять рублей). Но начальная цена сто рублей названа им не случайно: чем эта цифра выше, тем более выгодной для него окажется конечная стоимость души, на которую согласится покупатель. Торговаться Собакевич прекращает только тогда, когда понимает: больше двух с полтиной за душу Чичиков не даст.

    Задуманное Чичиковым, но неведомое Собакевичу мошенничество нисколько не смущает этого помещика. Считая всех вокруг людьми нечестными, он констатирует факт, но не осуждает никого за обман, потому что и сам не гнушается мошенничеством, пусть даже таким мелким, как включение в список проданных душ души женской. А как же? Два рубля с полтиной тоже деньги! И можно быть на сто процентов уверенным: если возникнет возможность смошенничать по-крупному, он обязательно смошенничает.

    Общение с Собакевичем позволило Чичикову определить очень мко самую суть его характера: кулак, то есть стяжатель, человек алчный, никогда не упускающий своего, а также сделать не менее мкий вывод:

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    Собакевич, с одной стороны, выгодно отличается от других помещиков: он не прожектр и не пустой мечтатель, как Манилов, его невежество не доходит до такой крайности, как невежество Коробочки (у него даже есть собственный взгляд на образование, новомодные диеты), он не игрок и не скандалист, как Ноздрв, никогда не допустит, чтобы его крестьяне обнищали, подобно крестьянам Плюшкина. Но, с другой стороны, вс это не исходит от положительных внутренних качеств этого помещика таковых, в общем-то, и нет, а связано с его пониманием выгоды, с его практичностью:

    • пустые прожекты никакой прибыли не приносят;
    • скандальные истории, в которые человек попадает, не приносят ему никакого дохода;
    • а чем зажиточнее крестьяне, тем лучше живтся их хозяину, помещику.

    Собакевич так же бездуховен, обездушен, как и другие персонажи гоголевской поэмы помещики и чиновники.

  • Очень интересный персонаж,хотя Гоголь его описывал и скудно. Начну, пожалуй с внешности так, как сам Николай Васильевич написал, что он похож на медведя и неуклюжий, но крепок и сильный. А еще полный потому, что часто переедал: Если свинью, то целую; Гусь - ест всего гуся... Более точных очертаний и описаний нет - это подчеркиваемый грубость образа.

    Он торговался за души до последнего, но когда понял, что больше не дадут, сдался - очень хитер и обдумывает действия и даже слова. Но речь грубая. Я бы даже сказала, мужицкая.

    Этот герой везде чувствует подвох и мошенничество - от того у него и такая манера торгов - везде для него мошенники и убытки. Так же герой называет людей дураками или даже свиньями.

    Дом: из описания я даже, почему-то, в воображении вообще представила хлев, простите. Вс, что мешало хозяину, то выбрасывалось или заставлялось, или девалось куда-то - лишь бы с глаз.

    Faʻafefea ona faʻamaonia Sobakevich (mai le "Mate Mate") e ala i vaega (vaai)?

    Но при всей этой неуклюжести, дураком он далеко не казался. Его легко представить даже современным чиновником. Все предложения Чичикова, он пытается переиначить и сделать максимально выгодными для себя.

Print Friendly, PDF & Email
Lolomi ...

Faaopoopo i ai se faamatalaga

o le a le lomia lau i-meli. fanua manaomia ua faailogaina *